Рус
Eng
Вопрос дня - к МВД: почему преступность неуклонно растет, а раскрываемость падает?
Аналитика

Вопрос дня - к МВД: почему преступность неуклонно растет, а раскрываемость падает?

3 февраля , 17:53
Несмотря на бодрые реляции о якобы снижении количества преступлений, преступность в России только растет, тогда как раскрываемость преступлений подошла к критической отметке в 50%

Любопытный пост опубликовал в своем блоге адвокат Алексей Федяров:

«Покуда идёт война с внутренним врагом и силовики заняты получением орденов за сданные печеньки госдепа, пришла беда от скрепной уголовщины. Начался рост преступности, пока небольшой, на 1,6%, но в общем за 2019 год преступлений зарегистрировано больше 2 млн. Сам по себе этот рост не критичен, я всегда был за то, чтобы регистрировать все сообщения о преступлениях, а не дурить, как это делают опера, которым не нужна очередная тёмная кража, и они «убалтывают терпилу». Или как полюбил СК – вообще не регистрировать сообщения о преступлениях. Ударил полицейский женщину в печень под видео? Будь спокоен, брат-штурмовик, СК не видит оснований проверять это. Подчёркиваю, не дело возбуждать, а вообще проверять.

Страшнее другое – умирает уголовный розыск. Общая раскрываемость преступлений подошла к критической отметке в 50% и надо понимать, что в раскрытых делах масса нарисованных на коленке. Это можно делать по-разному, например на признавшегося в краже с дачи забулдыгу повесить ещё 30 эпизодов. На срок повлияет не особо, если ранее судим, сам крадун тоже рад – на централ заехал, там тепло и поесть дают. Можно ещё взять и разбить единое дело по взятке инспектору МЧС или еще какому мелкому чиновнику на 10 мелких эпизодов за каждый платеж. Много способов. Всё это дает «раскрытые» преступления. Но как ни крути, 493,7 тысячи краж, а это плюс 6,0% в сравнении с 2018 годом, остались нераскрытыми. Раскрываемость краж в целом – чуть более 35%.

Это – позор МВД. Просто представьте, что за год не раскрыто больше 100 тысяч краж с проникновением в жилище. И их никто никогда не будет даже пытаться раскрыть – эти дела толщиной в 2-3 сантиметра уже умерли в архивах. И здесь вопросы к тем, кто рассуждает о «гуманизации» и снижении количества заключенных. Если бы краж нераскрытых осталось не полмиллиона, а хотя бы 300 тысяч, насколько бы увеличилось количество содержащихся под стражей? Добавим сюда 13,6 тысяч нераскрытых грабежей и 1116 разбоев и вот ещё пяток колоний можно реконсервировать.

Ну и вишенка: 58,7% процентов преступлений совершены ранее судимыми. Вот она – ресоциализация, которой нет, вот они – запреты работать и прямые посылы: идите и выживайте, как хотите. Выживают, а что остаётся?»

P.S. Данные с сайта МВД.

***

Крайне любопытный комментарий в виде самостоятельного анализа проблемы, из которого следует, что преступность в стране не только не снижалась, а постоянно растет, сделала аналитик Анастасия Полянина:

«С 2007 года зарегистрированная преступность в России снижается только за счет увеличения латентной преступности. Спойлер: с 2006 по 2017 г. снижение зарегистрированных преступлений и уголовных дел почти в 2 раза на 1,8 и 1,6 млн. соответственно, увеличение количества заявлений о происшествиях на 60% на 11 млн. соответственно, процент зарегистрированных преступлений по зарегистрированным заявлениям сократился в 3 раза до 6,7%, латентная преступность выросла на 80%.

Далее буду ссылаться на следующих людей, исследующих латентную преступность с 2001 г. Расчеты я делаю по их методике, цифры официальные из отчетов МВД.

Сергей Михайлович Иншаков — доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ, заведующий отделом латентной преступности Академии Генеральной прокуратуры РФ (Москва, Россия). Лунеев Виктор Васильевич – доктор юридических наук, профессор, заведующий сектором Института государства и права РАН, лауреат Государственной премии.

«Каково же общее положение дел с преступностью? В 2010 г. было учтено 23,5 млн. заявлений и сообщений о предполагаемых преступлениях. В их числе могут быть и ошибочные заявления граждан, но по исследовательским данным НИИ Прокуратуры и НИИ МВД, у нас реально в год совершается до 23–24 млн. преступлений. На основе этих заявлений и сообщений было официально зарегистрировано только 2,7 млн. преступлений (11%). Выявлено лиц, совершивших преступления, – 1,1 млн. (4,7%). Осуждено виновных – 0,8 млн. человек, или 3,6% (от заявленных и рассчитанных). Избежали уголовной ответственности по различным причинам более 95% правонарушителей. Вот и вся эффективность противодействия преступности и защиты прав граждан. Чем же озабочены наши власти? Главным образом уменьшением числа сидельцев. В принципе это гуманная и здоровая идея. Но этого они намерены добиться не снижением криминогенности в обществе, не изучением и минимизацией причин преступности, не профилактикой преступлений, не снижением беспризорности детей, а путем сомнительных изменений Уголовного кодекса.» Из научной статьи от 2013 года по специальности Право «ПРЕСТУПНОСТЬ ПРОТИВ МОДЕРНИЗАЦИИ» Лунеева В.В.

«Латентная преступность — это незарегистрированная государственными органами часть фактической преступности (незарегистрированная часть всей совокупности преступлений, совершаемых в обществе). Виды латентной преступности. Традиционным является деление латентной преступности на естественную и искусственную. Искусственная латентность — результат деятельности правоохранительных органов. Этот вид латентной преступности охватывает все случаи сокрытия преступлений представителями государства. Формы сокрытия могут быть различными. Наиболее распространенными являются следующие:

— отказ от принятия заявления по надуманным основаниям;

— принятие заявления с последующим его уничтожением и, соответственно, непринятием мер к регистрации преступления, возбуждению уголовного дела, началу расследования;

— необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела;

— необоснованное прекращение уголовного дела (в отдельных случаях сопряженное с уничтожением доказательств). Мотивы сокрытия преступлений могут быть различными. Чаще всего в основе сокрытия лежат:

— чрезмерная загруженность работников правоохранительных органов, стремление уменьшить объём работы на службе;

— уверенность, что раскрыть преступление не удастся, на фоне стремления получить положительную оценку своей служебной деятельности;

— выполнение указаний вышестоящих руководителей;

— корыстные мотивы (получение взятки за сокрытие преступления — в денежной форме либо в форме встречных услуг).

Естественная латентность основывается на естественном стремлении практически каждого преступника скрыть свое деяние и уклониться от ответственности. Иногда к естественной латентности относят преступления, причинившие вред конкретному лицу, о которых потерпевшие не заявили в правоохранительные органы. Обычно в основе такой пассивности лежит либо страх мести со стороны преступников, либо неверие в то, что правоохранительные органы смогут восстановить справедливость и привлечь к ответственности виновных. Вряд ли такую ситуацию следует считать нормальной и естественной. Поэтому более корректно делить все латентные преступления на три группы: 1) невыявленные; 2) незаявленные; 3) скрытые." Доклад 29.02.2008 "ЛАТЕНТНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ КАК ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ" С.М. Иншаков

По данным доклада 29.02.2008 С.М. Иншакова "ЛАТЕНТНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ КАК ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ" с 2002 по 2006 годы зарегистрированная преступность непрерывно росла и выросла на 52%, за этот же период латентная преступность выросла на 11,5%. Начиная с 2007 года началось резкое снижение показателей зарегистрированной преступности при продолжающемся росте зарегистрированных заявлений о происшествиях от граждан, при этом с 2015 года количество заявлений больше не отображается в регулярных отчетах МВД.

По методике расчета С.М. Иншакова и Лунеева В.В. латентной преступностью признается разница между зарегистрированными заявлениями поступившим от граждан и зарегистрированными преступлениями по которым были открыты дела. С 2006 по 2017 года количество зарегистрированных заявлений о происшествиях выросло на 58%, а именно с 19,3 млн. до 30,5 млн., количество зарегистрированных преступлений сократилось на 46,6% с 3,85 млн. до 2,06 млн., т.о. процент заявлений по которым были открыты дела сократился в 3 раза, а именно с 20 до 6,7%. Именно 6,7% составляет вероятность что по заявлению будет открыто дело. Сама цифра обращений 30,5 млн. в год говорит о том какой реальный уровень преступности, упрощенно почти каждый 5 гражданин страны обратился в 2017 г. в полицию с заявлением о правонарушениях. Количество отказов в возбуждении уголовных дел повысилось на 35% и довольно показательно изменилось соотношение возбужденных уголовных дел к отказам в возбуждении уголовных дел, в 2006 это соотношение составило 1,4, а в 2017 уже 3,6. Латентная преступность с 2006 по 2017 г. увеличилась на 80%. Если бы процент зарегистрированных преступлений с 2006 г. не поменялся и продолжил составлять 20% от заявлений, то в 2017 г. количество зарегистрированных преступлений составило бы 6,1 млн. в отличие от имеющихся на данный момент 1,7 млн., которые очевидно достигнуты за счет снижения регистрируемости преступлений. На 2017 год, процент раскрываемости преступлений от всех поступивших заявлений составил 3,7%, и с 2006 года этот показатель сократился в 2,5 раза. Т.о. вероятность что преступление с заявлением о котором гражданин обратился в полицию будет раскрыто на 2017 г. составило 3,7%.

Следующие данные из статьи Forbes.ru от 11.07.2017:

«В России сегодня 914 500 человек числятся в штате Министерства внутренних дел. Это третья по численности полицейская сила в мире (понятное дело, после Китая — 1,6 млн человек) и Индии (1,5 млн). При этом по числу полицейских на 100 000 жителей Китай (120 человек) и Индия (128 человек) отстают от России (623 человека) приблизительно в пять раз. Стоит заметить, что отстают от нас по этому показателю и все развитые страны: в США соответствующая цифра составляет 256 человек, в странах ЕС — от 300 до 360.»

«Не менее важен вопрос о том, во сколько обходится отвлечение от экономически полезной деятельности такого количества граждан, которым можно было бы найти другое применение. В 2016 году на нужды МВД было выделено 1,08 трлн рублей, или 1,26% ВВП. В США на полицейские силы, оплачиваемые практически целиком из местных бюджетов, тратится $134 млрд, или 0,72% ВВП. Приблизительно такой же показатель у Германии (0,7% ВВП), на чуть более высоком уровне (почти 0,9%) он во Франции. При этом если борьбу с демонстрантами в России можно признать достаточно успешной, то борьбу с преступностью — вряд ли. В 2015 году в стране было совершено минимальное количество убийств за многие годы — 11 700, но это дает среднюю цифру 80,3 случая на 1 млн жителей — против 49 в США, 10,5 во Франции и 8,4 в Германии. Иначе говоря, учитывая число насильственных преступлений и расходы на полицейские силы, эффективность охраны общественного порядка в Германии превышает российские показатели в 20 раз!»

«Еще интереснее статистика преступности, которую указанные силовики призваны сдерживать. В России, по официальным данным, в 2016 году было зарегистрировано 2,13 млн преступлений, тогда как в США — 9,18 млн. Это означает, что в среднем на российского полицейского приходилось 2,33 зарегистрированного преступления, а на американского — 11,5.» «Сегодня российские силовые ведомства достигли, на мой взгляд, критического момента в своем развитии. За последние 15 лет они увеличились количественно более чем вдвое при сокращающемся в стране числе трудоспособных граждан. Их финансирование выросло более чем в 5,5 раза.»

В 2018 снижение зарегистрированной преступности продолжилось, эдак скоро в России вообще исчезнет преступность, правда только на бумаге...»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter