Рус
Eng
Секс под камеру: как в Швеции борются с насилием
Аналитика

Секс под камеру: как в Швеции борются с насилием

2 июля 2018, 19:42
Отныне в этой стране самым надежным способом не попасть в тюрьму по обвинению в изнасиловании будет записать половой акт на видео

Как известно, 1 июля в Швеции вступил в силу новый закон о сексуальных преступлениях, принятый парламентом 23 мая. Суть закона: изнасилованием является любое сексуальное действие с человеком, если нет его/ее заранее данного добровольного согласия на это действие.

В том, как изменится теперь знаменитая своей вольностью шведская жизнь, - разбирался в ЖЖ популярный блогер Александр Розов:

«Цена вопроса: 4 года тюрьмы. Отсутствие возражений «жертвы» - не считается согласием.

Изнасилование по новому шведскому закону инкриминируется даже если: - Обвиняемый не применял физическое насилие или иное принуждение к «жертве». - По обстоятельствам, «жертва» была не против сексуальных действий обвиняемого. - Обвиняемый не знал, что эти действия с «жертвой» являются сексуальными. - Отсутствовал непосредственный личный контакт обвиняемого с «жертвой». В новом шведском законе о сексуальных преступлениях есть такие новации, как: * Изнасилование по неосмотрительности. * Посягательство на сексуальное насилие по неосмотрительности.

Иначе говоря: обвиняемый вовсе не имел в виду какую-либо агрессию по отношению к «жертве», и действовал (или только намеревался действовать) без намерения принудить «жертву» к чему-либо вообще, и к чему-либо сексуальному в частности. Но если эти его действия или только намерения могут быть интерпретированы как сексуальные, и если обвиняемый не располагает юридически-корректными доказательствами, что «жертва» поддерживала эти намерения, то обвиняемый сядет в тюрьму на 4 года.

Многие СМИ комментируют новый шведский закон с жесткой иронией, рассматривают конструкцию закона, как продукт слабоумия и правовой безграмотности парламентариев, или безволия парламентариев перед лицом беснований активисток «анти - сексизма» из параноидного крыла феминистского движения.

Некоторые комментаторы считают и активисток «анти сексизма» и парламентариев лишь марионетками «полицейского государства», превращающего Швецию - недавно самую свободную и сексуально-раскрепощенную страну мира – в «цифровой концлагерь».

Ирония обоснована (ниже это будут пояснено) но, вопреки почти единодушной критике комментаторов, отметим, что обстановка в Швеции потребовала жестких мер защиты от сексуального насилия, и парламентарии пытались решить это с помощью тех правовых инструментов, которые им доступны. Это не решит проблему, зато покажет негодность инструментов, и может дать обществу позитивный импульс. Далее –такая история....

…В 1950-х правящий левый фронт породил т.н. «шведский социализм» (который не был социализмом, но вызвал сильнейший подъем в обществе). К началу 1970-х была одной из наиболее экономически продвинутых и сексуально-раскрепощенных стран мира. Об этом много сказано в литературе. Меньше сказано о том, что в Швеции тогда не было ислама. Мусульмане только начали появляться в 1970-х в виде мигрантов с Ближнего Востока. Их число стало расти после того, как левый фронт деградировал и потерял власть в 1976-м, и «шведский социализм» выродился. Это отдельная история, а в данной теме важно то, что к 2010-му в 10-миллионной стране оказалось полмиллиона мусульман. Затем, после т.н. «Арабской весны», их число удвоилось за счет новых мигрантов, и ислам стал одной из главных проблем Швеции. Есть и другие проблемы (связанные с рецессией), однако эта проблема страшнее, потому что ее открытое обсуждение тормозится административной толерантностью. Швеция стала рекордсменом по числу ближневосточных мигрантов в относительном выражении, и дело даже не в том, что мигранты отъели изрядный кусок социального пирога (Швеция все-таки остается экономически очень благополучной), а в несовместимости культуры мигрантов с аборигенной культурой. Тут надо подробнее.

Знаменитое шведское равенство, одной из частей которого было равноправие полов и свобода отношений мужчин и женщин в принципе несовместимы с исламом, в котором женщина, по сути, не субъект, а некое живое имущество мужчины. Если женщина не маркирована должным образом по шариату, то она вроде как общедоступная вещь. Ее мнение вообще не важно – поскольку (см. выше) она для них, по сути, не субъект.

Соответственно, по статистическим данным Швеция вышла на одно из первых мест в мире, и на первое место в Европе, по числу изнасилований на душу населения. Хотя, в шведских официозных этот факт стараются истолковать как следствие другого метода полицейской регистрации изнасилований, это весьма неубедительная версия. И дело не только в количестве изнасилований, дело еще и в значительной доле безнаказанности, с которой ближневосточными мигрантами совершаются изнасилования аборигенок. Для шведской юстиции (как и в любой цивилизованной стране) свойственна презумпция невиновности – и если население почти поголовно цивилизовано, то это не проблема. Криминальный субъект в цивилизованной среде выделяется, как белая ворона. Речь не о «бело-воротничковом» организованном криминалитете (который, по существу, не создает бытовой угрозы), а об общекриминальных деяниях «уличного» типа, включая разбойные нападения и сексуальное насилие. Если 10 процентов населения составлено культурно-инородных мини-анклавов, в которых данный вид «уличных» криминальных деяний рассматривается, как нормальное, этически-верное поведение мужчины, то у данного криминального субъекта всегда будет толпа лжесвидетелей для защиты. Добавим еще возможности запугивания заявителя (т.е. жертвы) и на свидетелей обвинения. Добавим ресурсы адвокатского давления на жертву, на свидетелей, и на полицейских путем их шельмования, как расистов - за то, что они придают криминалу расовую окраску.

Петер Спрингаре, шведский полисмен, записал у себя в facebook в феврале 2017-го:

«С чем я имел дело с понедельника по пятницу на этой неделе: изнасилование, изнасилование, изнасилование, нападение, вымогательство, вымогательство, шантаж, незаконные угрозы, насилие в отношении полицейского, нападение на полицейского, незаконная наркоторговля, жестокое обращение, покушение на убийство, изнасилование, снова вымогательство, опять жестокое обращение. Подозреваемые правонарушители; Али Мохамад, Махмод, Мохаммед, Мохаммед Али, снова, снова, снова …Кристофер ... Правда что ли? Да, одно шведское имя попало в криминальную торговлю наркотиками… Мухаммед, Махмод Али… Страны, представляющие преступления за всю неделю: Ирак, Ирак, Турция, Сирия, Афганистан, Сомали, Сомали, Сирия, Сомали, Неизвестная страна, Неизвестная страна, Швеция. Половину подозреваемых нельзя точно опознать, поскольку у них нет действительных документов. Что обычно означает, что они лгут о национальной принадлежности и о личности. Сейчас мы говорим только об общине Эребру. И эти преступления занимают наш ресурс проведения расследований на 100%.» (любительский перевод записи – мой, А.Р.)

Что последовало? Разумеется, проверка полиции на предмет расизма – и, как сообщает неформальный источник: приказ о проверке был отдан на уровне премьер-министра. Такая обстановка приводит к развалу уголовных дел по изнасилованию. Жертва (шведка) получает бюрократический плевок в лицо вместо факта наказания насильников, а эти насильники (см. имена выше) убеждаются, что можно продолжать в том же стиле.

Кстати: «Большинство исследователей во всех странах нашли, что сексуальные преступления чаще совершают мужчины, воспитанные в консервативной, сексуально-репрессивной среде, в духе строгой религиозной морали.» (Н.Морозов «Преступность и борьба с ней в Японии»). Поведение ближневосточных мусульман - подтверждает.

Но, Швеция, все же, демократическая страна, и там упомянутая шведка, а также все ее родственники и друзья – вообще-то избиратели. И депутаты парламента зависят от их голосов. Проблема изнасилований выходит в первые ряды для избирателей, они давят на депутатов, депутатам приходится что-то делать. Инструмент депутата – это принятие законов. Но закон не может быть каким угодно, он должен формально соответствовать (формально) конституции, а кроме того (неформально) закон должен соответствовать государственной политике. Значит, депутаты не могут принять закон типа «Не прикасайся к белой женщине» (c) Марко Феррари, 1974 г. Они могут принять только закон, общий абсолютно для всех в Швеции. Как это сделать в обрисованной ситуации?

А только одним способом: прописать состав преступления (изнасилование либо покушение на изнасилование) так, чтобы…

…ОБВИНЯЕМЫЙ АПРИОРИ СЧТАЛСЯ ВИНОВНЫМ В ИЗНАСИЛОВАНИИ…

и

…ДОЛЖЕН БЫЛ ДОКАЗЫВАТЬ СВОЮ НЕВИНОВНОСТЬ…

причем

…ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПРЕДЪЯВЛЕНИЕМ ДОКУМЕНТА О СОГЛАСИИ ЖЕРТВЫ.

У (например) Мохаммеда Али из Сирии и у его товарищей оттуда же не будет такого документа, и лишь на этом основании можно убрать их за решетку хотя бы на 4 года.

Этот закон (с учетом пояснений, данных выше) может показаться хорошей идеей, но с другой стороны, это очень плохая идея, если смотреть со стороны нормального секса между аборигенными шведами и вообще между цивилизованными людьми. Дело в том, что этот закон о сексуальных преступлениях, с учетом правоприменительной практики, позволяет посадить в тюрьму любого человека, который занимался с кем-либо чем-то, имеющим хоть какое-то отношение к сексу. Последняя фраза не преувеличение, а факт. Сексуально-интерпретируемых транзакций в сети интернет достаточно для тюрьмы.

«41-летний Бьорн Самстром принуждал подростков в Канаде, Великобритании и США к сексуальным действиям перед веб-камерой, угрожая им и их семьям. Шведский суд признал, что Самстром виновен в онлайн-преступлениях против 27 детей в период с 2015 по 2017 годы. Преступник угрожал разместить фотографии своих жертв на порнографических сайтах или убить их родственников, если они откажутся выполнить на камеру сексуальные действия, за которыми он наблюдал из Швеции. Впервые в скандинавской стране человека осудили за изнасилование через интернет. Согласно шведскому законодательству, изнасилование не обязательно должно включать половой акт» (Associated press, ноябрь 2017, цитируется по LB.ua).

В контексте нового шведского закона, прокурору в данном процессе не пришлось бы даже доказывать, что м-р Самстром угрожал своим жертвам. Достаточно было бы того, что он не располагал документированным согласием от них, оформленным заранее. Становится реальной тюрьма на 4 года за одно слово «Переспим?», напечатанное в чате. Без шуток: готовый криминальный состав: «покушение на изнасилование». Вот вам, пожалуйста: идеальный инструмент полицейского государства. Чтобы держать на крючке каждого гражданина. Ведь даже самый морально-традиционный и добропорядочный субъект, занимающийся сексом только с тем партнером, с которым он состоит в официальных брачных отношениях, никак не защищен от нового закона. Изнасилование в браке юридически ничем не отличается от изнасилования незнакомого субъекта на улице. Значит, если у некого Сигурда всего однажды не окажется доказательств того, что его жена Сигню однозначно выразила согласие на его с ней сексуальные действия, то хлоп: Тюрьма! Рыдающая жена и дети, которые отныне 4 года будут видеть мужа и отца лишь на коротких свиданиях через тюремное окошко. «Большой Брат» из романа «1984» Джорджа Оруэлла, завистливо вздыхает с берега всемирно знаменитой антиутопии.

То, что приняли шведские депутаты, называется на юридическом сленге малефикацией (или априорной криминализацией) отношения. Т.е. все связанное с приватным сексом заведомо объявлено злодеянием. Тут актуальна именно приватность. Ведь, по смыслу данного закона, если секс не приватный, а публичный – при независимых свидетелях, в показаниях которых не возникает сомнений, а еще лучше – перед TV-камерой или WEB-камерой с записью на сайте в «облачном сервисе» и на «зеркалах», с абсолютно точным временем и датой, и если запись однозначно показывает добровольность секса, то нет никаких юридических претензий к участникам. Такая запись даже надежнее, чем живые свидетели. Свидетелей нередко можно уличить в предвзятости. Видео-файл, который записан online в общедоступный паблик и тут же скопирован на зеркала - другое дело.

Итак: самый законный способ заниматься сексом в Швеции теперь такой (по пунктам). 1. Знакомство. Никаких намеков на секс! Только взаимный интерес к порнофильмам.

Персонаж «X» пишет в чате «Я интересуюсь любительским порно. Мое фото и профиль можно посмотреть на моей страничке».

Персонаж «Y» отвечает «Классно, я тоже интересуюсь любительским порно. Мое фото и профиль тоже можно посмотреть на моей страничке»

Персонаж «X» пишет дальше «Y, давай встретимся завтра в моей домашней студии, там можно пообщаться о тенденциях в любительском порно».

Персонаж «Y» отвечает «Да, классно! Только не забудь, чтобы web-камера была сразу включена, и запись в паблик велась с нулевой секунды».

Дальше – технические детали: адрес студии, и время встречи. Ура! Задача криминально-безопасного секса решена.

Разумеется, шведской молодежи для этого придется снова привыкнуть к сексуально-раскрепощенному поведению в стиле 1970-х. Но может, это к лучшему? Кто не может привыкнуть, так тому и надо. Представьте, как изменится шведское общество при такой сексуальности, открытой нараспашку всей планете через интернет?

Шантаж на сексуальном базисе просто исчезнет, станет непонятной древней сказкой, наподобие историй о битвах нибелунгов с драконами за золото Рейна, а полицейскому государству придется изрядно потесниться с новой территории свободы.

Тут, конечно, возможно возражение: а не станет ли такой метод обеспечения правовой безопасности секса нарушением законов против распространения порнографии?

Нет, нет и нет! Юридически это будет вовсе не порнография.

Как сообщает википедия, цитируя авторитетные источники: «Изображение половых органов и полового акта в научном контексте не является порнографией, так как в данном случае целью является не сексуальное возбуждение аудитории, а прояснение особенностей анатомии, физиологии и психологии человека».

Очевидно, что изображение половых органов и полового акта в правовом контексте, тем более не является порнографией, так как в данном случае целью является не сексуальное возбуждение аудитории, а обеспечения законности межличностных отношений. Да здравствует вторая эпоха великого легального шведского порно-кино!

Кстати, если эта вторая порно-волна состоится, то она станет отличной профилактикой сексуального насилия. «в Японии едва ли не самое низкое количество преступлений на сексуальной почве: после снятия в стране запрета на порнографию количество изнасилований в период с 1972 по 1995 год снизилось втрое, особенно сильно упало количество сексуальных преступлений, совершенных подростками.»

(Р.Рожков, «Правила игры», 15.05.2013 года, «Коммерсант»)

Кто-то может подумать, будто я шучу. Может, так и есть. А может, нет. Если бы в 2008-м я написал в своем блоге, что через 10 лет в Швеции будет принят такой закон, то кто-то наверняка подумал бы, что я шучу. А в действительности вот как оно вышло.»

Для желающих ознакомиться с темой детальнее сюда

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter