Рус
Eng
Сила соседа: турецкой армии есть чем повоевать с Россией
Аналитика

Сила соседа: турецкой армии есть чем повоевать с Россией

2 марта , 23:23
Обострение ситуации в сирийской провинции Идлиб ставит перед Россией весьма непростые вопросы

Один из таких вопросов звучит весьма расплывчато, но от этого не становится менее грозным. Вопрос такой: - а что, если ситуация полностью выйдет из-под контроля? С чем мы можем столкнуться, что из себя представляет современная турецкая армия и к какому итогу Россия может прийти?

Виктор Кузовков

Увы, уже вряд ли кто-то будет спорить с тем, что ситуация медленно, но верно из-под контроля всё-таки выходит. Да, многие аналитики говорят, что «всё просчитано до миллиметра», но это редко работает с войной и теми эмоциями, которая она вызывает у людей. Поэтому, при всём желании успокоить читателя, происходящее сейчас в Идлибе можно охарактеризовать как «контролируемый выход из-под контроля», имея в виду, что либо одной из сторон все-таки придется первой сделать шаг назад, либо всё закончится весьма плачевно.

Чем именно? Войной. Не мировой (будем на это надеяться), а вполне локальной, но способной унести множество жизней с обеих сторон и сильно ударить по престижу проигравшей страны.

Так что же представляют из себя вооруженные силы Турции и каковы наши шансы оказаться той самой «проигравшей стороной» разворачивающегося конфликта? Ответить на второй вопрос довольно сложно, поскольку одним из ключевых вопросов является вероятная интенсивность конфликта. Если допустить, что он перерос локальный статус и вылился в полномасштабную войну двух государств, шансы России стремительно вырастают до небес. Но в случае именно локального конфликта, ведущегося на некотором удалении от границ России, в условиях сильно осложненной логистики, чаша весов начинает склоняться уже в пользу Анкары и её вооруженных сил.

Итак, давайте оставим в стороне сценарий полноценной войны на уничтожение – он довольно очевиден хотя бы из-за наличия у России очень серьезного ядерного арсенала, который при определенных обстоятельствах можно задействовать в случае «большой войны». А вот сценарий локального столкновения двух (на самом деле больше) армий далеко не так очевиден, поэтому давайте попробуем его разобрать.

Вероятно, ключевое значение при таком развитии событий приобретет качество военно-воздушных сил противоборствующих сторон. Качество и количество. Конечно, сухопутные подразделения тоже не стоит сбрасывать со счетов, но сирийская армия при поддержке иранских подразделений выглядит уже достаточно боеспособной силой, и в случае потери контроля за воздушным пространством турецким наземным частям вряд ли получится проявить свои лучшие качества. Поэтому всё-таки акцентируем на этом внимание: да, турецкие сухопутные армейские формирования выглядят сильнее своих оппонентов, но решать исход конфликта будут, все-таки, не они.

Что же касается ВВС Турции, то на сегодняшний день это довольно грозная сила. И основную ударную мощь в них составляют истребители F-16C/DBlock 50 и 50+, общее количество которых превышает 200 единиц. Это довольно серьезно, и вот почему…

Сам по себе истребитель F-16 «FightingFalcon»далеко не нов: разработан в 1974 году, а на вооружение поступил в 1979 году. Однако у машины есть целый ряд несомненных плюсов, в том числе, высокий модернизационный потенциал, что и позволяет ему до сих пор оставаться грозной боевой силой.

Это классический легкий фронтовой истребитель, созданный для завоевания превосходства в воздухе. Машина легкая, маневренная, обладающая отличной тяговооруженностью (тяга 1,13 единицы, или на 13% больше собственной массы на форсажном режиме двигателя). Для сравнения, у российского перехватчика МиГ-31 тяга составляет 0,75, а у легкого истребителя МиГ-29 – 1. Самое удивительное, что достигнуто это при однодвигательной схеме, благодаря тому, в частности, что в его конструкции использовано 80% авиационных алюминиевых сплавов.

Машина получилась чрезвычайно удачной ещё благодаря своей относительной дешевизне. Наверное, именно этим прежде всего объясняется популярность F-16 на мировых рынках вооружений, а также тот факт, что он стал самым массовым самолетом четвертого поколения в мире.

В настоящий момент для ВВС США F-16 уже не закупается, но там ещё стоит на вооружении более двух тысяч этих машин. А вот производство истребителя на экспорт, равно как и его лицензионное производство некоторыми другими странами, до сих пор продолжается.

Одним из таких государств и является Турция. Ею, в кооперации с американцами, производятся достаточно современные модификации F-16C/DBlock 50/50+, основным отличием которых является большая универсальность и возможность работать по наземным целям в любую погоду и время суток. Машина имеет широчайший набор подвесных элементов: это и подвесные баки, обычные и конформные, и контейнеры разного назначения, в том числе прицельные, разведывательные, РЭБ. Это оборудование, в большинстве случаев, производится не в Турции, а поставляется её союзниками по НАТО, но это скорее плюс, а не минус данных турецких самолетов.

Помимо возможности нанесения ударов по наземным и надводным целям, имеющиеся на вооружении Турции истребители F-16 имеют весьма совершенную электронику, могут успешно работать на средней дистанции (то есть, далеко за пределами прямой видимости), а также по внешнему целеуказанию. Для этого, кстати, турецкие ВВС располагают самолетами ДРЛОиУB-737 AEW&C в количестве 3 штук. И это уже весьма серьезно, поскольку выводит на новый уровень осведомленность турецких сил ПВО относительно воздушной обстановки в зоне вероятного конфликта. Причем, турецкие «АВАКСЫ» могут даже не пересекать границу Турции и не залетать в Сирию, что весьма критично: сбить их над турецкой территорией значит дать формальный повод для НАТО считать Турцию подвергшейся внешней агрессии. Со всеми, как говорится, вытекающими отсюда последствиями…

Всего же современные модификации F-16 могут нести около пятидесяти видов вооружения, начиная с автоматической авиационной пушки и заканчивая антирадарными ракетами, противобункерными бомбами и сверхманевренными ракетами «воздух-воздух». То есть, можно смело констатировать: американцы хорошо использовали огромный модернизационный потенциал самолета и на данный момент мы имеем среди вероятных противников наших машин не нового, но весьма универсального и грозного бойца. А наличие у Турции самолетов B-737 AEW&C, которые могут не только обнаружить наш истребитель, но и навести на него ракету с F-16CBlock 50 (основная модификация и главная ударная сила в турецких ВВС), только усугубляет ситуацию для российских ВКС, если им придется вступить в прямое столкновение с турками.

Вероятно, в случае конфликта турецкая авиация все-таки получит преимущество в небе над Идлибом. Хотя все относительно: довольно мощный узел ПВО, сформированный нами в районе базы Хмеймим, расположен всего в сотне километров от Идлиба, столицы одноименной провинции, и «длинная рука» ЗРК С-400, являющегося столпом противовоздушной обороны ВКС России в данном регионе, наверняка сильно уравняет шансы истребительной (и прочей) авиации двух сторон над мятежной провинцией.

Наверное, стоит отметить и успехи Турции в области беспилотной авиации. Нет, турецкий ВПК не производит суперсовременных ударных беспилотных комплексов типа С-70 «Охотник». Но будем справедливы – мы их тоже пока не производим серийно. А вот турецкий «Bayraktar TB2» уже вполне серийная и весьма неплохая машина.

Данный беспилотник относится к классу тактических средневысотных БПЛА разведывательно-ударного типа. На вооружении Турции стоит три комплекса, каждый из которых имеет шесть подобных беспилотников, две наземные станции управления, комплекты технического обслуживания и электропитания.

Как и в случае с истребителями, сами турки производят планер и некоторые узлы и агрегаты. Авионика по большей части импортная, от партнеров по НАТО, и это снова плюс, а не минус данной машины. По имеющейся информации, турецкая армия довольно активно применяет беспилотные летательные аппараты в зоне конфликта, и результаты их применения не очень приятны для сирийской армии: как выяснилось, «BayraktarTB2» может успешно охотиться даже на одиночные подвижные цели, вроде грузовиков, бронетранспортеров и легковушек, не говоря уже о поражении стационарных целей или скоплений живой силы.

Также на вооружении Турции стоит другой беспилотник собственной разработки, «TAIAnka». Две его модификации, «Anka-A» и «Anka-B», являются, соответственно, разведывательными и ударными типами БПЛА большой автономности, способными на протяжении 24 часов патрулировать воздушное пространство и оперативно атаковать обнаруженные цели.

Возможно, наличие БПЛА не является в данной ситуации критическим фактором, но на этом нужно было остановиться хотя бы потому, что в случае условного паритета в воздухе основной акцент наверняка будет сделан на беспилотные средства. А здесь, как видим, Турция тоже вполне боеспособна…

Важным фактором в возможном конфликте является логистика. И тут наши позиции откровенно слабы. Отсутствие общей границы с Сирией (даже у нашего ситуационного союзника, Ирана) делает возможным снабжение нашей воюющей группировки только по морю. И в случае перекрытия турками черноморских проливов ситуация станет для России довольно непростой: логистика усложнится, сроки доставки срочных грузов с Балтики или Тихого океана существенно увеличатся, и вряд ли это положительно скажется на боевой устойчивости российской группировки в Сирии.

Воздушное же её снабжение может быть и вовсе поставлено под вопрос, если в дело вмешаются партнеры Турции по НАТО и перекроют для нашей авиации воздушные коридоры над Ираком. Да и сама Турция, кстати сказать, вполне сможет действовать на этом направлении, используя все те же F-16.

Подводя итог, скажем: ситуация в Идлибе действительно сложна. Конечно, аналитикам российского Генштаба, имеющим на порядок больше информации, она немного виднее. И все-таки очень похоже, что Россия оказалась в сложной ситуации: поражение ей не гарантировано, но и добиться победы будет невероятно сложно…

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter