Рус
Eng

Юлий Нисневич и Аббас Галямов: что стоит за волной репрессий против недовольных

Юлий Нисневич и Аббас Галямов: что стоит за волной репрессий против недовольных

Юлий Нисневич и Аббас Галямов: что стоит за волной репрессий против недовольных
Аналитика

1 мая, 15:07
Фото: 7x7-journal.ru
Протест 23 января 2021 года
Давление на оппозицию и прессу в стране усиливается на фоне ухудшения экономической ситуации. Какие последствия это будет иметь на ближайшую и среднесрочную перспективу? Своими мыслями с «НИ» поделились Юлий Нисневич и Аббас Галлямов.

Елена Иванова, Наталья Сейбиль

Каждый день приносит сообщения о допросах и вызовах в полицию для дачи показаний учителей, профессоров, журналистов. Штабы Навального по всей стране закрываются из-за угрозы для всех работников попасть под экстремистскую статью. Недовольство в стране растет, давление со стороны власти на недовольных тоже. Мы поговорили с доктором политологических наук Юлием Нисневичем и политологом Аббасом Галлямовым, о чем говорит новое закручивание гаек и куда оно ведет. Некоторые мысли удивили.

О репрессиях

Юлий Нисневич:

- Логика понятная: если штабы Навального объявят экстремистскими, то дальше все, кто в них работает, могут попасть под уголовное преследование. Вся эта кампания была направлена на то, чтобы закрыть все эти организации. Другой вопрос – закрытие не снимет проблему, и не в плане Навального, а вообще, протестную проблему. Ситуация экономическая явно ухудшается. Никто это скрыть реально не может, и повышение цен, и так далее. Недовольство будет явно нарастать.

Будут ли это штабы Навального, или появятся какие-то другие структуры, это принципиального значения не имеет, тем более что у нас штабы Навального не были столь эффективны для широких слоев населения, они были больше для молодежи, а протест сейчас начнет развиваться среди людей более старшего возраста, тем более что они Навального не очень любят. Другое дело, что сейчас эти игры с вызовами после протестов профессоров, учителей, некоторых журналистов, людей, которые были не очень противниками, они будут большими противниками.

Это непродуманная глупость, когда по распознаванию лиц стали приглашать, выносить решения по людям из очень широких социальных слоев – журналистов, ученых, преподавателей. Это явно только усилит недовольство. Замолчать это недовольство будет уже нельзя.

Аббас Галлямов:

- Понятно, что деятельность сторонников Навального станет гораздо более хаотичной, спонтанной. Если эти люди хотят заниматься политикой, они все равно будут заниматься, но это будет менее организованно. В целом российский политический процесс станет менее организованным, более хаотичным, еще менее предсказуемым. Протесты никуда не денутся, они будут вспыхивать дальше. Сами фундаментальные причины, лежащие в основе протеста, никуда не деваются. Путин в Кремле, курс не меняется, репрессии продолжаются, уровень жизни снижается, запрос на обновление не удовлетворяется. Силовая риторика властей людей раздражает все больше – то есть, все эти фундаментальные причины остаются.

Протест сохранится, он станет спонтанным и будет вспыхивать неожиданно в разных местах по разным поводам, как это было в Хабаровске, когда никто не мог предсказать, или как было вокруг Голунова, или как в Белоруссии прошлом году. То есть, уровень хаоса возрастет в российской политике.

О Навальном

Юлий Нисневич:

- Меня Навальный в меньшей степени беспокоит, потому что из Навального власть своими руками сделала героя. На самом деле он большой поддержкой никогда не пользовался, и очень многие люди, которые выходили на митинги из-за Навального, они не за Навального. Они выходили, потому что так себя нельзя вести с человеком, которого они даже не любят. Власть сама спровоцировала эту раскрутку. Ну, уберут штабы Навального, уйдет эта структура, появится другая обязательно. Протестные настроения будут нарастать, это неизбежный процесс. Это связано с ухудшающимся экономическим положением и нелепыми политическими действиями, типа, административными преследованиями людей широких социальных кругов. Они не были такими активными противниками, но сейчас они будут реагировать на действия власти: а зачем вот этого учителя арестовали или этого профессора, из-за того, что он вышел на улицу? Его арестовали, значит меня завтра арестуют. Это будет нарастать как снежный ком. Они сами провоцируют недовольство людей, которые не были настолько оппозиционными.

Аббас Галлямов:

- Для «умного голосования» нужен сам Навальный. Нужен в достаточной степени авторитетный человек, сила воздействия которого на умы избирателей и его сторонников настолько сильна, что они готовы пойти и проголосовать за неидеальных кандидатов – за коммунистов, за лдпровцев даже, то есть пойти и проголосовать, как он скажет. Это ведь не ФБК (объявлен иноагентом - ред.) делает. Есть фундаментальные причины, которые заставляют людей показать свою неудовлетворенность, и они готовы достать из кармана и показать фигу. И это роль человека, к мнению которого они прислушиваются, который им называет конкретных кандидатов, и они следуют его указаниям, не рассуждая. Поэтому если Навальный сумеет передать список из тюрьмы, то сами штабы там не сильно нужны. Если этот список попадет в интернет, люди его увидят в социальных сетях, разгонят его и проголосуют.

О власти, репрессиях и протесте

Юлий Нисневич:

- Есть проблема профессионализма наших властных структур. Даже те шаги, которые делаются, неинтересно обсуждать, потому что одна нелепость следует за другой. В эпоху интернета перекрыть информацию нельзя. Это надо закрывать страну как агентство Синьхуа, но и тогда еще что-то можно сделать. Но в Китае тоже существует протестное движение. Есть только Северная Корея, выдернули из розетки и все. И то я подозреваю, что с новыми технологиями сотни спутников вокруг Земли крутятся, которые напрямую оттуда передают сигналы. Благо, что у корейского населения нет приемных устройств, во всех остальных странах это не вопрос. Пороть - это тупиковое направление.

Есть в какой-то степени связь между ухудшением экономического положения и усилением репрессий. Это попытка отвлечь внимание, классический вариант поиска причин ухудшения экономической ситуации в наличии внутреннего врага. Внешнего мы и так рекламируем, но это еще и попытка сказать, что у нас есть пятая колонна.

Такая карта может быть разыграна, и корреляция существует безусловно, может быть, не прямая зависимость, но какая-то связь есть. Сейчас предпринимается попытка снизить недовольство, но она обречена на провал. Начинают вызывать на допросы, штрафы налагать, пытаясь показать: ребята, вы тут сидите и не высовывайтесь. Но тут забыли, что у нас много простых советских людей, но та социальная часть, на которую это должно воздействовать, она уже вышла из этого простого советского человека. Это вызовет обратную реакцию.

Аббас Галлямов:

- Оппозиция достучалась до глубинного народа. Сейчас впервые за путинское время начинает сшиваться протест либеральный с протестом массовым, с экономическим протестом. То есть, люди, которые всегда были сторонниками властей, уходят от них и все более внимательно прислушиваются к Навальному и к радикальной оппозиции. Именно поэтому власти приходится сменить тактику, то есть, репрессии в отношении протестующих очевидно ухудшают отношение к власти, в том числе, и в среде глубинного народа. Поэтому власть понимает, что так продолжать нельзя, иначе они совсем потеряют свою социальную базу.

Власть гнобит всех , кто против. Я не вижу, чтобы молодежь отдельно окучивали. По всем лидерам протеста наносится удар. Власти комбинируют отказ от массовых репрессий рядовых участников протеста с усилением репрессий в отношении лидеров протеста и представителей СМИ.

Они понимают, что протест ширится, и если ничего не делать, то они проиграют. Они начнут проигрывать выборы, народ устроит оранжевую революцию, поэтому они пытаются запугать.

Контроль за ситуацией передан силовикам, а те по мере своих сил и возможностей закручивают гайки. Может быть, испуг тут не очень подходит, но это связано с пониманием, что других альтернатив нет. Альтернатива – поражение.

О выборах

Аббас Галлямов:

- Протестное голосование будет сильным. Дальше многое зависит от того, как власти себя поведут, признают ли они поражение части своих кандидатов, пропустят ли они часть оппозиционеров, какой процент Единой России попытаются нарисовать. После этого может случиться новая Болотная, может не случиться. Все зависит от действий властей. Сейчас уверенно никто не может предсказать. Бенефициарами «умного голосования» станут коммунисты, где-то лдпровцы, где-то новые люди, те, кто будет зарегистрирован.

Юлий Нисневич:

- Я давно говорил, что выборы перестали быть каким-либо значимым событием. Все заранее понимают, чем это кончится. Это мероприятие, которое называется выборами, мало кого интересует. Это мероприятие, которое потеряло какой-либо серьезный интерес. Ну, пройдут выборы, ну, победит Единая Россия. От этого ничего не изменится.

Нет никакой несистемной оппозиции. Есть отдельные большие группы недовольных, но оппозиции как сетевой группы нет. Есть группа Навального, есть муниципальные депутаты, но серьезной скоординированной оппозиции нет пока. Она нарастает. Рано или поздно это проявится, но пока ее нету.

Я сейчас занимаюсь протестами. Во многих странах протесты возникали волнами без всякой централизованной организации. Это современное явление. Волна протеста может прокатиться без централизованной организации. Какое это имеет отношение к выборам? Никакого. Про опрокидывающие выборы, эту политологическую дребедень надо забыть. У одного или двух диктаторов на выборах что-то случилось. Все остальные уже так научились регулировать институт выборов, что они просто не допустят опрокидывающих выборов. Их просто нет. Назовите мне примеры в мире опрокидывающих выборов. 5-10 лет назад были единичные случаи в отдельных африканских государствах, но не сейчас.

Как будет меняться власть

Аббас Галлямов:

- Силовое превращение России в Беларусь тупиковый. Править в надежде, что ты умрешь быстрее, чем тебя свергнут? Путин это тоже понимает. Я надеюсь, что в какой-то момент он запустит операцию «Преемник». Если это не будет какой-то откровенный упырь, а более или менее человек без антирейтинга, операция «Преемник» снимет все противоречия. Если массовый избиратель вернется к властям, он проголосует за преемника, какого-то условного Мишустина, если Мишустин не нарастит антирейтинга к тому моменту. Вот сейчас он уже засветился – в развитие закона о просвещении издано постановление правительства. Если они будут готовит преемника таким образом, то и с избранием преемника будут проблемы. Понятно, что это будет представитель системы, поэтому антирейтинг системы на нем будет. Но главное, чтобы у него не было личного антирейтинга. Нужно провести личностную персоналистскую программу, и это снимет проблему. Так что компромисс возможен.

Юлий Нисневич:

- Что понимать под мирными изменениями? Опыт многих стран показывает, что бывают изменения, уходят лидеры, но, правда, лидеры уходят, режимы не меняются. Это происходит мирным путем, когда внутри правящей корпорации понимают, что нужно какой-то шаг сделать, чтобы снять напряжение. Ну, убирают одного лидера, власть переходит к другим представителям тех же социальных групп, которые управляют. Если вы это называете мирным путем, то такой вариант вполне возможен. Это не изменение правящей системы, это ее попытка трансформироваться. Но трансформация не приведет к каким-то кардинальным изменениям, эта система не жизнеспособна. Посмотрите, какой непрофессионализм она во всем порождает. Я уже не говорю об экономике. Но советские разведчики уже, наверное, в гробу переворачиваются от того, что творят нынешние, и как их ловят за руку. Советские дипломаты, а я хорошо знаком с представителями советской дипломатии высшего ранга. Они говорят, что в советской дипломатии быть не могло таких некомпетентных людей, которые сейчас занимаются дипломатией. И это во всем. Как может существовать система, которая во всем не компетентна?

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter