Рус
Eng

Аналитика "НИ": почему рост пенсий проигрывает инфляции

Аналитика
Аналитика "НИ": почему рост пенсий проигрывает инфляции
Аналитика "НИ": почему рост пенсий проигрывает инфляции
1 апреля, 20:56Фото: agonia-ru.comИндексация не успевает за инфляцией
В феврале средняя пенсия в России составила 15 762 рубля. И хотя ежемесячные базовые выплаты пенсионерам были проиндексированы на 6,3%, и пенсии в среднем увеличились на 835 рублей, инфляция «съела» прибавку без остатка. Особенно страдают пенсионеры от роста цена на продовольствие.

Елена Иванова, Наталья Сейбиль

Росстат опубликовал данные за февраль и не порадовал российских пенсионеров. На первый взгляд, все выглядит хорошо. Пенсии выросли в среднем на 835 рубля в месяц, и среднестатистический российский пенсионер получил 15 762 рубля за февраль. Но этих денег не хватило, что компенсировать размах инфляции. В феврале деньги подешевели на 5,7%, в марте тенденция сохранилась – инфляция составила 5,8%. В результате в марте пенсионер сможет купить товаров на 100 рублей меньше, чем в январе.

А ведь еще в прошлом году в реальном выражении пенсии выросли на 230 рублей в месяц, и казалось, что стратегия правительства сработает. Все осталось в прошлом, и кризис, вызванный пандемией, догнал самую уязвимую часть населения. Что же произошло?

Цены на разные продукты и услуги растут неравномерно, и инфляция продовольственных товаров значительно выше средней. Если общий показатель инфляции составил 5.8%, то на продукты питания цены в среднем выросли больше, чем на 8 процентов. Структура расходов бедного населения, к которому относятся пенсионеры, такова, что на еду люди тратят половину своих доходов. Некоторые эксперты считают, что эта цифра еще выше – она достигает 70%.

В этом году, до данным главного статистического ведомства, крупы подорожали на 21,1%, макароны – на 13,3%, курятина – на 13%, подсолнечное масло – на 26,6%, яйца – на 28.2%, овощи – на 16,6%. Средняя продовольственная инфляция превысила 8%.

- Для пенсионера это не мелочь, это каждый год полтора-два процента от его дохода. А с учетом того, что он бедный, то инфляция для него не 5%, на что ориентируются повышения пенсий, а 8%, - объясняет академик Абел Аганбегян.

Социальная несправедливость проявляется не только в том, что богатые могут себе позволить, но и в том, как это отражается на их покупательной способности. Экономисты говорят, что расходы на еду у обеспеченных граждан не превышают 10%. Богатые покупают чаще иностранные товары, а на них инфляция значительно ниже. Как и во многом другом, страдают бедные, говорит экономист Игорь Николаев:

- Поскольку продовольственная инфляция опережает общую, страдают наиболее незащищенные слои населения. Для них и общая инфляция выше за счет того, что у них структура потребительской корзины такая, где половина - продукты питания, поэтому инфляция выше. Для богатых инфляция существенно ниже.

Главный аргумент авторов пенсионной реформы заключался в том, что государство будет всегда индексировать пенсии под процент, превышающий инфляцию. Это было обещание властей в обмен на повышение пенсионного возраста. До 2020 года правительство могло выполнять обещание, данное своей самой преданной части общества. На 2021 год все выглядело прилично: инфляция не должна превышать 3,7%, а индексация пенсий запланирована по базовой ее части на 6,3%, а социальные пенсии увеличат на 3,6%. Но все пошло совсем не так. Экономист Игорь Николаев говорит:

- В текущем году ситуация получается такая, что 3,7% годовой инфляции не будет. Сейчас, в середине марта она в годовом выражении была 5,8%. Запланированная индексация - 6,3%. Продовольственная инфляция еще больше. То есть, сейчас запланированная продовольственная инфляция выше, чем запланированная индексация. По итогам 2021 года властям будет очень трудно выполнить обещание о том, что индексация будет опережать инфляцию.

Обесценивание пенсий происходит не только за счет того, что цены растут на все товары и услуги, но и потому, что дешевеет российская национальная валюта. Судите сами: с 2013, докрымского года пенсии в России выросли на 7200 рублей, или на 72% - в рублях. Если пересчитать их в долларах, картина изменится. Если бы пенсионеры получили эту прибавку 8 лет назад, она составила бы 307 долларов в месяц, но сейчас это не больше 200 долларов.

Академик Аганбегян говорит, что российские пенсии не соответствуют мировым стандартам, зафиксированным в документах, на которых стоит подпись России:

- Есть при ООН международная Организация труда. По правилам МОТ, размер пенсии должен составлять 40-60% от средней зарплаты. А наша пенсия составляет 30% от средней зарплаты. Причем наша зарплата, из которой рассчитывается пенсия в размере 30%, - это неполная зарплата. 25% зарплат в России, в отличие от других стран, выдаются в конвертах. И это происходит по одной причине – потому что вы должны из фонда зарплаты платить не только налог 13-15% от зарплаты, но и 30% от фонда зарплаты вы должны платить, если вы предприятие. Речь идет о социальных налогах на пенсии, здравоохранение, то есть, вы должны половину фонда зарплаты выплатить налогом. И вам выгодно часть людей вообще не оформлять. Это так называемая неформальная занятость. Из 75 миллионов человек занятых это 20 миллионов. Вот где существенные вещи.

Сторонники пенсионной реформы не согласны с такой постановкой вопроса. Никакая государственная пенсионная система ни в одной стране мира не в состоянии обеспечить человека достойным коэффициентом замещения и платить ему 70% зарплаты в виде пенсии, считает доцент кафедры финансов и цен Российского экономического университета Юлия Финогенова:

- Поэтому в России такая ситуация происходит: государственная пенсия не обязана замещать 70% от того заработка, который человек получал до выхода на пенсию. 30% - 40% - максимально в среднем. Это всё зависит от страны, уровня развития экономики. В России сейчас в районе 30%, мы идём по нижней границе, но соответствуем международным нормам и стандартам. Но почему-то пенсионеры полагают, и некоторые экономисты полагают, что российская государственная пенсионная система должна компенсировать 70%. Но этого никогда не будет. Достойный коэффициент замещения возможно обеспечить только за счёт частных накоплений.

Юлия Финогенова говорит, что пенсионная реформа принесет бюджету в среднесрочной перспективе от 400 до 500 миллиардов рублей в год за счет повышения пенсионного возраста. Но и этого не хватит, поэтому в пенсионную систему необходимо вводить механизмы, когда граждане добровольно принесут деньги в накопительные институты для повышения пенсий за счет частного накопления. Но накопительная часть пенсии уже была, и что же с ней случилось с 2014 года? Ее, не спросив самих «накопителей», заморозили. С 1 января 2021 года накопительную часть опять заморозили – на три года. Государство не скрывает, что бюджет сэкономит на этой нехитрой операции почти 670 миллиардов рублей.

Игорь Николаев считает пенсионную реформу ошибкой. Увеличение пенсионного возраста – это не реформа. Реформа – это изменение системы, а она никак не изменилась. Фонд национального благосостояния создавался изначально для обеспечения устойчивости пенсионной системы. На 1 марта 2021 года в нем находятся более 13,5 триллионов рублей. Зачем мы его тогда создавали и накапливали, задается вопросом экономист:

- Я посчитал, сколько денег сэкономит государство на повышении пенсионного возраста до 2028 года, на тот самый переходный период, или сколько люди потеряют, потому что государство экономит, а люди теряют – это одна и та же сумма. За эти 10 лет речь идет о 10,2 триллионах рублей. В ФНБ на 1 марта больше 13,5 триллионов. Вы сэкономите 10 триллионов, люди потеряют 10 триллионов, но у вас на 1 марта больше 13,5 триллионов лежат. И как? То есть, самый главный аргумент не состоятелен.

Очевидно, фонд национального состояния используется для каких-то других, более важных целей, чем пенсии.

- Считается, что, я не хочу сказать, что пенсионная система не важная вещь, но есть стратегически важные задачи по поддержанию экономики, малых и средних предприятий, социальные проблемы, которые нужно решать, если будет падение нефтегазовых доходов, этот фонд и будет использоваться. Основная цель фонда – поддержка в реально кризисных ситуациях. Я не рассматриваю Российскую пенсионную систему как находящуюся в кризисе, потому что официально размер пенсии отражает те нормы, прожиточный минимум пенсионера, которые были установлены, - возражает Юлия Финогенова.

Пандемия оказала влияние на продолжительность жизни в России. В 2019 году средняя продолжительность жизни составляла 73,6 года. За год она сократилась на два года до 71,1 года, говорит Росстат. Но есть еще более важный показатель – продолжительность здоровой жизни. В России она составляла 63 года, после пандемии продолжительность здоровой жизни снизилась до 60 лет.

- Это равно пенсионному возрасту женщин и на 5 лет меньше, чем пенсионный возраст мужчин в России. Это произошло после принятия поправок Путина. И мы единственная страна из крупных стран, где ожидаемая продолжительность здоровой жизни ниже пенсионного возраста. За рубежом самый большой возраст – 67 лет, и то далеко не во всех странах, во многих он 65 лет, а продолжительность здоровой жизни – 72 года. Поэтому у нас пенсионеры больше чем на половину больные, судя по статистике продолжительности здоровой жизни. Остальные нездоровые, и как они будут работать? - спрашивает Аганбегян.

Академик Аганбегян согласен с Игорем Николаевым и называет пенсионную реформу трагической ошибкой. Принципиально повышать пенсионный возраст, наверное, надо, говорит Николаев, но не в эти годы и не на фоне падающих реально располагаемых доходов населения:

- Это решение надо принимать, когда экономика устойчиво растет, реальные доходы населения растут. Это решение надо принимать в упреждающем порядке, не так, что со следующего года уже все начинается. А как это по нормальному делается? Через несколько лет после объявления начинается переход. Поэтому я оцениваю это решение как неправильное и несвоевременное.

Чтобы защитить пенсионеров, индексировать пенсии нужно по продовольственной инфляции – не на 6,1%, а на 8%, считает Аганбегян, но только кто над этим думает?

Юлия Финогенова также не видит ресурса у правительства. Он появится только в одном случае – если начнут цены на нефть пойдут наверх, и если будет расти ВВП. Есть прогнозы, что в ближайшие год-два цены на энергоносители стабилизируются, и тогда возможет рост:

- Если это произойдёт, и не случится новый кризис, третья волна пандемии, ещё какие-то явления, связанные с администрацией Байдена, мы не знаем будущего, но если всё будет нормально, есть шанс, что может быть пересмотрены нормы индексации, или появятся дополнительные выплаты. Шанс на то, что это будет сделано, есть.

Блажен, кто верует...

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter